Пытаемся вспомнить
парк-кронштадт-мистикаМне иногда до сих пор кажется, что это сон. Знаете ли… Наша жизнь является бесконечным унылым циклом «работа-сон-работа». Но иногда мы позволяем себе вырваться из этого замкнутого круга. Вот и мы -, моя жена Наташа и наш сын Серёжа приехали на экскурсию в Кронштадт. Посетить с гидом наиболее памятные и известные места этого города.
Да, я знал, что Пётр I основал на острове Котлин крепость в осеннее-зимнее время, когда шведы ушли отсюда, чтобы вернуться весной и продолжить строительство фортификационных сооружений. Последнее скучное и длинное слово, сказанное гидом, звучало в моих ушах долго. Пока перед нами в тумане не возник силуэт Петра I.

Появление таинственного незнакомца

Пётр Алексеевич? Да, я. Вас что привело? Любопытство? Что ж, всё покажу. Следуйте за мной!
Разумеется, современный школьник Сергей Макаров во время экскурсии для детей в Кронштадт попытался объяснить, что… Да какая разница? Мы пошли за большой тенью в характерной шляпе.
«Начнём» — сказал этот странный персонаж, взявший на себя роль гида в Кронштадте. Ещё раз ущипнул себя, вскрикнул от боли, но не помогло. Перед вами (усы периодически дёргались) две основные площади Кронштадта – города, основанного мной. Серёжа, только что начавший изучать геометрию, почему-то задал какой-то вопрос про 2 метра.
Это Якорная и Арсенальная. Я всё более привыкал, что гидом по Кронштадту будет Пётр I. Что ж, неплохо – это основатель города. Пришлось попросить его рассказать про историю возникновения этого парка. Просить царей – ещё та миссия, знаете ли…
Чуть нахмурившись, Пётр проводил нас до своего памятника. Он был отлит в 1841-м году архитектором Клодом. Много было разных мнений. Но оригинал одобрен. А знаете, кто инициировал создание этого памятника? Нет, понурились мы. Бровь императора чуть поднялась. «Фаддей Фаддеич Беллинсгаузен, губернатор волости, известный адмирал. Он постарался. На свои деньги поставил».
Пока мы думали, как Петра-батюшку воспринимать, он нас повёл дальше. Остановились около следующей остановки в нашей программе. Строгий Пётр Алексеевич всех пересчитал, повёл нас дальше.
Остановились около древа желаний и поспорили. В тумане возникли килограммы печенья и варенья, заказанные младшим членом семьи. То, что заказали мы, рассказывать не буду. Должны ведь у нас быть тайны?
Как это сделать? Чугунное дерево снисходительно помахало своими металлическими ветвями. Подставило ухо. Пётр как-то растворился в это время. Заказали самые заветные желания. Уже исполнились, кстати…
Снова возникла фигура двухметрового исполина. Усы сердито переместились. Пошли дальше. Туман, кстати, продолжал стелиться по низинам. Но разве батюшке-императору (откуда он возник?) он мешает?

Пётр Алексеевич? Нет, Юра…

Перед нами появился самый знаменитый в Кронштадте мост с футштоком. Кстати, высота над уровнем моря считается именно по этому нулевому уровню. И вдруг внезапно Пётр начал уменьшаться в размерах, куда-то исчезли его треуголка и усы, появилась очаровательная улыбка. Так и хотелось сказать – «Поехали!». Фантазии наши? Возможно. Но именно данное место принято за нулевой уровень при отсчёте высоты гор и уровня моря. А Гагарин позже сказал – «Теперь я знаю, где находится пуп Земли».
Я встряхнулся. Портрет Юрия Алексеевича исчез. Но, как у чеширского кота, осталась его улыбка. И другая – та, что через усы. Манящая к посещению новых неизведанных уголков Ленинградской области.
Вновь туман. И я снова в Петровском парке. И опять в воздухе видны очертания знакомых фигур…